Главная | E-mail | Карта сайта



Детская литература. Художественные произведения о братьях наших меньших.
Воспитание детей. Детские сады.
Дети и животные.
Жизнь животных: зверики, как они есть в экологической системе мира.
Милосердие и гуманность к одиночеству бездомных животных.
Экология. Мир, как единое целое
Домик для кошки
Корм для домашних животных.





Библиотека.


Ду Фу не повезло. Он жил в 8 веке, в эпоху жестокой смуты, в эпоху нашествия варваров-тюрок на Китай. Тогда целые провинции на севере страны были вырезаны, разграблены, выжжены. Вся жизнь поэта была жизнью скитальца среди голода войн, нашествий и мятежей. Быть может, на долю этого гуманнейшего и милосерднейшего из поэтов мира, не только Китая, досталось несколько, всего пять-восемь лет, спокойной жизни, о которой он порой навязчиво грезил. Неудивительно поэтому, что он с такой болью относился к любому страданию, будь то страдание человека, ребенка, бездомного животного или сломанного цветка -- его чувство справедливости и сострадания не могло не болеть при виде брошенного умирать на улице бывшего боевого, а быть может, и заслуженного коня.

Ду Фу

Тощая кляча

Я бы и рад стараться,
Но не забыть об этом --

Буду я эту клячу
Помнить до самой смерти:

Вижу -- больная лошадь
Стала живым скелетом,

Кости торчат из тела,
Словно забора жерди.

Сколько ни дергай повод --
Ей не ступить ни шагу.

Тягостно-неизбежный,
Век ее, видно, прожит.

Кто ей вернуть сумеет
Дней молодых отвагу?

Встать на дыбы, как раньше,
Разве бедняга может?

Но приглядись получше:
Видишь -- тавро на коже,

Значит, в армейской части
Числился конь когда-то…

Бросил беднягу всадник
Раненую… Похоже,

Что ни души, ни сердца
Не было у солдата.

Ссохлись на ранах струпья,
Язвы изъели тело,

Будет канава в поле
Смертным ее ночлегом.

Видишь, как перед смертью
Шерсть ее поседела,

Словно она покрыта
Инеем или снегом.

В прошлом году, гоняя
Вражеских банд остатки, --

Те, что давно разбиты,
Те, что удрали еле, --

Плохо солдаты знали
Воинские порядки,

Со скакуном ретивым
Справиться не сумели.

Их обучали ездить
На лошадях послушных.

С грустью и содроганьем
Думать я не устану:

Может быть, эта кляча
В царской росла конюшне,

Чтобы сказать, подобно
Дивному Чэнхуану*.

Вот и она летела
Вихрем на поле боя,

Но, как бывает в жизни,
В рытвине оступилась

И, покалечив ноги,
Вышла совсем из строя…

Бросил ее хозяин,
Отдал судьбе на милость,

Вот она у дороги
Молча кричит прохожим

Горестными глазами,
Старческими -- до срока;

Страшно смотреть в глаза ей -
Дрожь пробежит по коже --

Так она беззащитна,
Так она одинока.

В лютую непогоду
Негде спастись от стужи,

В доброй руке нуждаясь,
В добром нуждаясь слове…

Только могильщик старый,
Ворон над ней кружит, --

Чуя свою добычу,
Держится наготове.

Молят глаза лошажьи:
"Смилуйся надо мною,

Дай мне пожить в конюшне --
Вытащи из могилы.

Я бы тогда, наверно,
Выздоровела весною,

Я бы до самой смерти
Честно тебе служила".
                 758 год

-----------
* Чэнхуан -- конь легендарных китайских сказаний, конь богатырей и героев, в день он мог преодолеть 10 тысяч ли